• Путешествие в «золотой век» якутского купечества

  • Back
07.06.2022 by 

Якутск – один из старейших городов России с богатой историей, которой можно гордиться. Со дня своего основания он являлся форпостом Российской империи, где формировались многочисленные экспедиции по дальнейшему освоению российских земель. Отсюда уходили в походы казаки, ученые, купцы, которые описали и открыли миру пролив между Азией и Америкой, Камчатку, Аляску, Амур, берега Северного Ледовитого и Тихого океанов.

Отмена царской монополии на экспорт пушнины в 1762 году открыла «золотой век» якутского купечества. Крупнейшие купеческие династии – Кушнарёвых, Громовых, Никифоровых–Маньыаттаах, Эверстовых–Сэрбэкэ, Кривошапкиных и других разбогатели на российско-китайской торговле, скупая и перепродавая пушнину, и препятствуя доступу иногородних купцов на местный рынок. Другим источником их обогащения было участие в поставках провианта на золотые прииски в верховьях Лены и Забайкальском крае. 

К середине XIХ века купечество стало играть ведущую роль в жизни Якутска, составляя оппозицию государственной администрации. Занимая ключевые должности в органах городской власти, купцы получали доступ к выгодным контрактам. При этом крепли традиции благотворительной деятельности купцов, на средства которых строились и содержались церкви, приюты, больницы, школы.

Баки Нобель высокой очистки

До 1810 года на месте квартала номер 11 города, расположенного между Спасским мужским монастырём (музей Ярославского) и Полицейской улицей (ул.Ярославского), было чистое поле. Стал застраиваться к 1811 г. Как сообщает в своей работе «Историко-графический атлас строений г.Якутска до 1917 г.» Пантелеймон Попов. К середине 19 века здесь было всего лишь несколько дворов – зажиточного якута Атласова, русского купца Федорова, священника Александра Волкова. Довольно большим был двор столяра Чернова с домом с мезонином и мастерской, услугами которой пользовались многие горожане.

Это не случайно. Чернов был непросто столяром, а краснодеревщиком с высокой степенью исполнительского мастерства. Ему заказывали резные наличники на окна, двери, шкафы, конечно же, мебель для кухонь, спален, гардеробных.

Ещё одна достопримечательность квартала – весьма популярная в городе керосиновая лавка купца Захарова с баками, принадлежавшими известной фирме братьев Нобель. Эти обрусевшие шведы вели добычу нефти на азербайджанской земле и добились внушительных успехов. Именно благодаря этой компании Россия стала одним из главных центров мировой добычи нефти, и продолжает ей оставаться сейчас. 

С появлением в 1853 году керосиновой лампы спрос на этот продукт нефтеперегонки возрос многократно. Вскоре братья, которые вели добычу на бакинских промыслах, стали миллионерами. А самым знаменитым среди братьев основателя компании – Роберта стал Альфред Нобель (изобретатель динамита). Это он основал всемирно известную престижную премию своего имени, подготовив завещание, по которому все его активы уходили в управление банка, а проценты ежегодно выплачивались за выдающиеся достижения в науке и литературе. С премией связан имидж Нобеля, про динамит уже мало кто помнит.

Каким образов Захарову удавалось заполучить керосин с фирменными баками «БраНобель» истории осталось неизвестным. Но этот продукт высочайшей очистки пользовался неизменным спросом у горожан. По свидетельству Пантелеймона Попова в вышеназванной монографии, объём этих баков составлял 4500 пудов.

Дом, приписываемый Лебедеву-Ласточкину в конце 50-начале 60-х гг. ХХ в.
Дом, приписываемый Лебедеву-Ласточкину в конце 50-начале 60-х гг. ХХ в.

Однако самым примечательным в квартале был один из домов купца Павла Лебедева-Ласточкина, у него в Якутске их было несколько.

Якуцкiй купецъ Лебедевъ-Ласточкинъ

Однажды, когда я работал в газетном фонде Российской Национальной библиотеки, где искал материалы об американской православной печати, и фондах Синода Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге, мне случайно попал в руки любопытный документ, адресованный в Кадьякскую духовную миссию Аляскинской епархии в конце XVIII века.

Документ, на первый взгляд, сам по себе ничего особенного не представлял. Это переписка по обычному в то время вопросу – выдаче разрешения на бракосочетание русского «промышленного» с алеуткой. Привлекло же моё внимание то обстоятельство, что бумага была подписана заинтересовавшим меня человеком…

Привожу дословно этот занятный документ с сохранением его орфографии: «Записавшiйся по здешнему гражданству Иркутской губернiи Илгiнской слободы крестьянинъ Константинъ Кобичевъ просилъ опозволения Ему сочетаться Эзохинского Жила с девицею Агафьей Ювеналiевой дочерью по добровольному согласию ихъ Законнымъ бракомъ. Апосему исоблаговолено будетъ по обряду чиноположения сочетать ихъ Бракомъ». Под этим документом стояла подпись: «Якуцкiй купецъ Лебедевъ-Ласточкинъ» и дата «Числа 15 апреля 1791-го года». 

Сей факт вызвал интерес: чем это наш далекий, по историческим годам, земляк заслужил упоминания в бумагах периода Русской Америки? Как это нередко бывает в архивах, в процессе последующей кропотливой работы одна ниточка потянула за собой другую, третью и выяснилось, что Павел Лебедев-Ласточкин вполне заслуживает быть в ряду таких известных имён в освоении Аляски, как Баранов, Шелихов, Голиков, Резанов.

РАК не штампует брак 

20 июля 1797 года произошло историческое слияние нескольких компаний наследников Г.И.Шелихова–И.И.Голикова – «Американской северо-восточной», «Американской Северной» и «Атхинской» с «Иркутской компанией» Н.П.Мыльникова. Вновь учрежденная компания стала называться «Соединенной Американской». Она была предвестницей знаменитой Российско-Американской компании, получившей два года спустя от Павла I монополию на торгово-промысловую деятельность в Северо-Западной Америке и на управление этими территориями.

В 1799 году создана Российско-Американская компания. С того времени Якутск стал играть роль базы тихоокеанских промыслов: здесь размещалась одна из контор РАК, занимавшая обширную территорию от угла улиц Полицейская (ул.Ярославского) и Логовая (ул.Кулаковского) примерно до современного бульвара учителей. Ей принадлежали «американские» казармы, кузнечная, смолокуренная, скорняжная мастерские. В Якутске совершались торговые сделки и снабженческие операции, набирались команды промышленников и моряков, многие из которых были якутянами. Жители города владели до девяти процентов акций компании.

Но это мы забежали чуть вперед, вернёмся к герою нашего материала. В период с 1786 по 1787 годы мореходом Георгием Прибыловым – служащим купца Лебедева-Ласточкина – были открыты острова Святого Павла и Святого Георгия, которые тут же были заселены значительным числом русских промышленных. Подобно «шелиховской», компания Лебедева-Ласточкина придерживалась тактики обзаведения прочными поселениями на американском берегу. «Лебедевские», опередив конкурентов, сумели проникнуть вглубь Кенайского залива и захватить богатейшие промысловые угодья по добыче каланов, бобров и лисиц.

Судно «Св. Павел». Неизвестный художник, конец XIX в.
Судно «Св. Павел». Неизвестный художник, конец XIX в.

Русский историк Тихменев в своей книге «Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ея до настоящего времени», изданной в середине XIX века в Петербурге, сообщает, что судно компании Павла Лебедева-Ласточкина «Св. Павел» прибыло на остров Кадьяк в 1786 году. «Находившиеся на нём промышленные, прослышав от людей Шелихова об изобилии бобровых промыслов в Кенайском заливе, отправились туда и в числе 38 человек, под начальством передовщика Коломина, поселились на реке Касиле или Касиловке при небольшой бухточке, названной впоследствии Николаевскою гаванью. В 1791 г. к ним присоединилось и промышленное судно «Св. Георгий» и передовщик Коновалов, приняв начальство от Коломина, построил укрепление и несколько хозяйственных заведений».

До низовьев Юкона

Новоархангельск. Литография П.Смирнова, 1863 г.
Новоархангельск. Литография П.Смирнова, 1863 г.

Правитель Ново-Архангельской конторы (Ново-Архангельск – столица Русской Америки, ныне г.Ситка США) в 30-х годах XIX века Хлебников, располагавший архивом колоний и уже тогда начавший изучать историю Русской Америки, пишет, что пришедшее из Охотска в 1786 году судно компании Лебедева-Ласточкина «Св. Павел» зимовало на Кадьяке и «передовщик оного, разведав обстоятельно о выгодах Кенайского залива, к подрыву заведений Шелихова, отправился туда и во внутренности залива устроил крепость, которая теперь называется Николаевскою».

«Лебедевские» не только вели активную торговлю с аборигенами Кенайского залива и близлежащих островов, выменивая у них шкуры морских и речных бобров, выдр, лисиц, соболей, но и организовывали походы на север. В отличие от них другие сибирские компании таких попыток не предпринимали, оставаясь на побережье, опасаясь воинственных индейцев-тлинкитов

Одна из артелей якутского купца во главе с промышленным В. Ивановым, как полагают некоторые исследователи уже советского периода, в 90-х годах XVIII века достигла даже низовьев Юкона. Об этом свидетельствует ряд статей, опубликованных в монографии «Путешествия и исследования лейтенанта Лаврентия Загоскина в Русской Америке в 1842-1844 годах», изданной в 50-х годах XX века в Ленинграде. Опорными базами компании внутри материка были два поселения на озере Итиамна, подвергавшиеся несколько раз разорению индейцами-юпиками и индейцами-атна. И всё же в бытность Загоскина в Америке с 1839 по 1845 годы в том месте ещё были «видны срубы изб, построенные лебедевскими промышленниками».

У гавани Нуча

Компания Шелихова-Голикова тоже продолжала укреплять позиции в своих владениях. Всё шло к тому, чтобы интересы купцов столкнулись, ни о каком объединении и речи быть не могло. Промыслы доставляли хорошие барыши.

В 1793 году компания Лебедева-Ласточкина предприняла решительные действия к тому, чтобы вытеснить конкурентов из Кенайского залива. Согласно сообщению Баранова от 24 июля 1793 года «лебедевские», нарушив договоренность между двумя компаниями о разделе влияния «Качикматскую бухту себе присвоили и поселили тут многочисленную артель и нас лисей промысел производить не допустили».

Служащие компании Лебедева потребовали от Баранова не только его удаления из залива на том основании, что «вся Кинайская губа нам принадлежит», но и прекращения работ в расположенном южнее селении Воскресенское, угрожая «что там не допустят они помещаться и производить постройку судна».

Остров Кадьяк. Начало ХХ в.
Остров Кадьяк. Начало ХХ в.

Исследователь истории США С.Г. Федорова в своей монографии «Русское население Аляски и Калифорнии. Конец XVIII в. – 1867 г.» приводит такие сведения: «В 1793 году на о. Тхалка (ныне о. Хинчинбрук) у удобной гавани, носившей наименование «Нуча» («Нуучча» с якутского переводится как «русский» – Г.С.), компанией Лебедева было основано значительное поселение – крепость Константина и Елены». Выходит, что помимо кенайских событий «лебедевские» пытались занять ключевые позиции и в Чугатском заливе.

К середине 90-х годов XVIII века жёсткая конкурентная борьба достигла критической отметки. Начались прямые боевые столкновения. И всё же чаша весов уже клонилась в сторону Шелихова и Голикова. К тому же «лебедевские» стали конфликтовать между собой, втягивая в свои ссоры индейцев, алеутов, эскимосов. Это подрывало силы компании.

Чтобы попытаться спасти своё дело, якутский купец снарядил в поход судно «Св. Георгий» вместе с камчатскими «купчишками» и даже взял в долю Шелихова, заключив с тем договор. Но вот что мы читаем в письме Шелихова Баранову от августа 1794 года, который предписывал: «Вы можете заселиться с поселением везде, где только захотите, нашед различное место хотя б то было в Кинае, и отвести можете округ заселению на 500 верст с тем чтоб никто туда и ногою не ходил… Господам кинайским владельцам (имеется в виду «лебедевским» – Г.С.), вмешивающимся в Чугачи, не останется много как убраться из Киная».

Компания была сильна и цветуща

Упомянутое нами выше слияние нескольких сибирских компаний ускорило кончину «лебедевских». Летом 1797 года «Св. Георгий» вышел в море, увозя своих людей в Охотск. Некоторое время Кенайский залив бороздило ещё одно судно компании Лебедева-Ласточкина «Иоанн Богослов», но и оно спустя год покинуло берега Америки. Баранов же, избавившись от «неугомонных соседей», постарался выдворить из Аляски и другие купеческие компании. «Хотя в некоторых местах и были разсеяны ещё другие артели, – писал Тихменев, – оне не были ни достаточно сильны, ни способны своим влиянием разстроить его предположения».

Газета «Американский Православный Вестник» в номере за 30 марта 1917 года, посвящённом 50-летию продажи Россией Аляски, отмечала, что компания Лебедева-Ласточкина «была сильна и цветуща», но в пору образования единой Российско-Американской у неё, к сожалению, не нашлось человека с таким гибким и изворотливым умом, как у Шелихова, и твёрдым, предприимчивым характером, как у Баранова. Иначе бы северо-западная часть североамериканского континента была бы открыта и описана «лебедевскими». 

И всё же имя якутского купца Павла Сергеевича Лебедева-Ласточкина по праву стоит в первых рядах тех, кто спустя полвека после экспедиции Витуса Беринга смело ступил на американскую землю и начал освоение этого материка. Для такой страны, как Россия, освоение новых территорий всегда было одним из определяющих факторов её исторического развития. 

Источник: «SakhaNews» («Новости Якутии»). Автор Георгий Спиридонов